Скепсис скепсису рознь

Немного о разнице критического мышления и скептицизма. Существует такой вид скептиков, как обычный взрослый человек. Он сомневается, что у другого человека что-то получится, что можно заработать много денег никого не ограбив, что кто-то может сделать хороший поступок не из явной корысти, что учёные что-то знают, ведь учёные постоянно ошибаются. Такие люди, если не хотят пристёгиваться, садясь в машину обязательно найдут данные в свою пользу, мол дядя Петя не пристегнулся и только поэтому выжил после аварии.
Некоторые скептики оттачивают своё мастерство до предела. Фоменко с новой хронологией и Катющик с отрицанием некоторых разделов математики как яркий пример. Сборище подобных скептиков обожают такие телеканалы как РенТВ, имеют свои youtube каналы и даже зарабатывают на этом.
Существую такие скептики, готовые отдать 1 000 000 $, если их убеждения окажутся ошибочными. Они читают научную литературу, воспроизводят эксперименты, исследуют способы обмана и тренируют себя не попадаться на такой обман. Яркий пример таких скептиков — Джеймс Рэнди. Конечно, не у каждых их таких скептиков есть миллион, но суть в том, что они готовы проверять свои убеждения и применять аппарат сомнения не только к другим, но и к себе.
Думаю, из описания 3х видов скептиков можно легко говорить о разнице критического мышления и скептицизма. Сомнение в критическом мышление важно уметь применять не только к другим, но и к себе, к своим убеждениям. Задача не доказать, что ты прав, а найти где не прав, чтобы приблизить свою картину мира к реальности. Такие скептики как Джеймс Рэнди и Майкл Шермер развивают в себе критическое мышление, в то время как Фоменко и Катющик готовы на что угодно чтобы доказать, что они правы.
Одной из проблем первого вида скептиков я вижу в боязни ошибок. Человек, в попытках доказать, что он прав переходит черту, когда он честен перед собой и начинает любыми путями пытаться доказать, что он не ошибается. Для многих людей признать, что он был не прав очень сложно, особенно, если есть убеждение, на котором строятся другие убеждения и поступки и ложность которого обесценит жизненный опыт, а кого-то и вовсе может заставить считать себя плохим человеком. Помню, когда я объяснял человеку, что бить детей плохо и это увеличивает насилие в обществе, увидел потрясающую защитную реакцию: «Меня бил отец, и я вырос хорошим человеком, значит бить детей можно и даже нужно». Человек не только оправдывал жестокость к ребёнку, но и оправдывал жестокость к себе, ибо очень сложно признать, что тебя в детстве воспитывали неправильно, что с тобой что-то было не так. Боязнь ошибок порождает и проблемы в обучении. Это очень хорошо видно на взрослых людях, не владеющих компьютерами. Они боятся тыкать на все кнопки, они боятся сломать что-то, многие в блокнотик записывают что надо нажать чтобы открыть программу и бесятся, когда в очередном апдейте Windows что-то меняется. Как итог, взрослые очень долго осваивают компьютеры. Если же взять ребёнка, то он весьма быстро освоит азы пользования компьютером. Он будет понимать куда жать не стоит, куда стоит, что делает та или иная кнопка, ему для этого не надо читать инструкции. Со временем ребёнок понимает общую логику работы с незнакомым софтом и очень быстро адаптируется под изменения.
Многие родители и учителя с самого детства наказывают детей за ошибки. Не понял, как решать задачу — 2, 1 ошибка в тексте — минус балл, плохой почерк, минус балл. Подобная система наказаний редко присутствует при обучении компьютеру. В итоге дети не боятся ошибаться только там, где им не дадут пенделя за ошибку. Иными словами, навык обучаться пользоваться компьютером не обязательно станет метакогнитивным, а со временем обучение и переобучение будет вызывать большие проблемы, если боязнь ошибок перенесётся в другие сферы.

Мне кажется обучение критическому мышлению должно улучшать навык «учиться». Ибо традиционный способ обучению — запихнуть в человека много теории и немного навыков непонятно как это всё связанных с реальностью. Критическое мышление учит сомневаться в том числе и в информации от авторитетов — от учителя или начальника. Критическое мышление учит самостоятельно проверять информацию, копать шире. Оно учит выбирать знания и навыки, оно учит менять вектор по средине пути, а не придерживаться проигрышной стратегии до конца. Пока ты всегда прав, невозможно заметить, что что-то идёт не так. Только методическое умение признавать, что ты был дураком сделает тебя правильным скептиком и мне кажется, пора уже поощрять детей, если они не боятся допускать ошибки, а не убивать их способность к обучению.
P. S. К данному тексту стоит относиться также скептически, как минимум я:
1. Не делаю подробный разбор кто такие Рэнди и Шермер, Фоменко и Катющик, вдруг всё наоборот и именно они (Фоменко и Катющик) тру скептики?
2. Я ввожу тезис, что взрослые хуже учатся компьютерам, но так ли это? Какие мои доказательства? Есть ли какие исследования, которые подтвердят или опровергнут мой тезис?
3. Не подгоняю ли я факты под реальность, говоря о причинах плохой обучаемости?
4. Действительно ли система образования карает за ошибки? Если она такая плохая, то как мы чему-то учимся?
5. Правда ли, что бить детей плохо?

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Leave a Comment.

Войти с помощью: